Пользователи смартфонов – невольные участники всемирной слежки, сообщает эксперт по вопросам безопасности

Crowd-using-mobile-phones_new

«Повсеместное использование мобильных устройств побудило правительственные учереждения использовать достижения корпораций для сбора нашей информации», — сообщает американский эксперт по вопросам безопасности Брюс Шнайер.

По разным данным, использование смартфонов в США колеблется от 62 % до 71 % населения, согласно данным, полученным от аналитической компании comScore и NPD. Независимо от фактических показателей, одно можно сказать наверняка: смартфоны, планшеты и носимые на теле устройства, вроде умных часов и очков, набирают популярность у потребительского общества.

Главным удобством является то, что эти устройства предоставляют беспрецедентный уровень связи пользователей друг с другом и люди подключены к облачным технологиям практически все свое время – дома, на работе, играя в игры и передвигаясь по планете. Благодаря приложениям таким, как Gmail, FaceBook, Twitter и прочим, люди поддерживают связь друг с другом, налаживают сотрудничество, обмениваются контентом, получают доступ к интересующей их информации и многое другое.

Наблюдение за пользователями, как бизнес-модель Интернета

В большей части случаев все это дается бесплатно. И, как говорят американцы, если что-то дали бесплатно, значит продукт – это вы. Такие настроения по этому поводу испытывает исследователь вопросов безопасности Брюс Шнайер, который выступил в начале этой недели на SOURCE Boston Conference.

«Наблюдение является бизнес-моделью Интернета», — заявил Шнайер в своем выступлении, добавив, что Интернет сегодня построен по примеру идеальной шпионской экосистемы. И информация – это наиболее ценная валюта в этом сценарии. «Мы строим системы, которые шпионят за людьми в обмен на услуги. Корпорации называют это «маркетинг»».

Шнайер говорит, что информационная экономика сама по себе не такая уж плохая. Тем не менее, она усиливает человеческую деятельность и влияет напрямую на намерения и желания людей. Например, политические диссиденты использовали социальные медиа-сервисы, такие как Facebook, чтобы фокусировать людей на одной цели и воздействовать на коллективную волю. Тем не менее, правительство также использует современные медиа, чтобы усилить свою власть при помощи современных технологий, если верить Шнайеру.

Благодаря достижениям в области архитектуры и инфраструктуры данных, поставщики услуг могут теперь позволить себе предлагать почти неограниченное место для хранения бесплатно. Пользователям Gmail больше не приходится удалять письма, чтобы освободить место для новых – мы просто пользуемся поиском по письмам за промежуток в несколько лет, чтобы отыскать среди них нужную нам информацию. Так же обстоят дела с другими видами контента такими, как фотографии, комментарии в социальных сетях, IM разговоры и тому подобное. Этот огромный океан информации в настоящее время разрабатывается корпорациями, с целью получения прибыли от возможностей маркетинга, который может предоставить целевой обмен сообщениями.

Корпорации участвуют в шпионаже на пользу правительства, иногда почти неосознанно

«В результате всего этого мы стали метаданными, которые мы генерируем», — говорит Шнайер. Это не столько касается содержания наших разговоров и обмена информацией, а того, с кем мы этим всем делимся. «Мне нравится думать об этом, как о феодальной модели», — шутит Шнайер. «В виде самой фундаментальной модели, мы – сельскохозяйственные арендаторы для таких компаний, как Google. Мы производим информацию на их землях».

Im-watching-you-NSA[1]

«Самым интересным здесь», — говорит Шнайер, — «является то, что правительство следует вслед за корпорациями, пожиная их усилия, отслеживая наши данные. АНБ проснулось и сказало: «Корпорации занимаются шпионажем в Интернете, давайте и мы будем так делать».», — сказал он.

Стоимость технологий была резко снижена, особенно с тех пор, как мы – мобильные пользователи – заинтересовались и подписались на сотовые услуги, начав отправлять СМС-ки, подключаться к WiFi, переписываться по email и пользоваться социальными сайтами. Шнайер также сказал, что слежка уже давно перевалила за типичный принцип «следуй за вон той тачкой» и давно не похожа на то, как типичный стереотипный шпион должен действовать, по нашему мнению. Теперь, благодаря метаданным и цифровому отслеживанию, все скорее выглядит следующим образом: «покажи мне все места, в которых вон та тачка побывала в прошлом месяце».

Если в шпионаже раньше участвовало несколько человек, активно преследующих одного человека, то теперь один разведчик может легко следить за тысячами лиц. Интересен тот факт, что недавние рассекречивания показали, что даже наши якобы безопасные SSL-соединения не защищены от прослушивания благодаря багам и граждане являются объектами государственного шпионажа уже некоторое время.

Так или иначе, многие пользователи Интернета и мобильных устройств уже осведомлены о том, что за ними следят. Вопрос заключается лишь в следующем: «Что с этим делать?». «Я думаю, что это тот вопрос, за который нас будут осуждать наши внуки, когда прочитают историю ранних дней Интернета», — подвел итоги Шнайер.

Ваш комментарий